Пандемия и новый мир

898bd81c

Пандемия и новый мир

Для юного поколения жителей России пандемия коронавируса стала приключением. Не в том резоне, в котором принято рассуждать об любопытном отпуске либо значительном мероприятии. Для многих, не для всех, карантин стал страхом, банкротством, катастрофой. А всем до одного он убедил некоторое неощутимое подсознательное ощущение изменений. 20 лет путинского застоя, надежного бесправия и бедности остановились о всемирную эпидемию. Да еще снижение расценок на нефть, которое обоюдно усилено 2-мя условиями: параличом мировой экономики и упадком перепроизводства нефти. Раз уж нам выдались такие трудные времена, вполне может быть, они по крайней мере разболтают путинский престол и снесут его? Вполне может быть, и всемирная система капитализма упадет, а не лишь путинский порядок? Очень много ожиданий, да так ли они оправданы?

У аудитории резкий спрос на «глубокую аналитику». В ходу теории сговора, апокалиптические прогнозы и экспертные соображения. Пандемия просто должна быть проявлением чего-то особенного, замораживающего кровь и зажигательного воображение. «Беспрецедентный упадок капитализма», – если вы не оцениваете собственное время и вам скучно, можно прочитать простыни от марксистов, написанные языком русских учебников, а низкие корреспонденты заявят за марксистов удобопонятнее и доступнее, впрочем и также бесхитростно. Однако у эпидемии нет загадки. Панзоотия – это естественное несчастье. Как ежемесячные пожары либо наводнения. Это ЧС, которая сама создает трудное положение, а еще более она обнажает социальные язвы.

Панзоотия демонстрирует социальные язвы во всемирном масштабе, синхронно. Онлайн-трансляция кризиса на всех телеканалах – ее не перевести на развлекательное шоу либо спортивные вида, так как передача проводится напрямую из наших зданий и смотря в окно мы видим все такую же иллюстрацию. А в какой-то момент панзоотия завершится, и в числе ее результатов будут не лишь уничтожения: немногие из «экспертов» говорит о фундаменте финансового повышения, который делает всепланетарный карантин. Да, в определенном смысле панзоотия действует как всемирная битва в миниатюре, убивая людей и разрушая мощные силы. Империализм после такой встряски может не упасть, а на время возобновиться.

Панзоотия демонстрирует и те изменения, которые произошли за прошедшие века в отношениях управляющих и подавленных классов. Если во время ограждения в Великобритании можно было уничтожать неимущих фермеров либо делать их рабами[3], а во время Великой депрессии американцы еще примирялись с гибелью от голода, трудовыми армиями и расстрелами демонстраций[4], то сейчас в государствах Первого мира денежные средства раскидывают с вертолетов[5]. Испанское правительство еще помнит шахтерские презентации 2012 года, на которых подымали девиз: «Если нашим детям нечего будет есть, прольется кровь ваших детей», потому в Испании нет неприятностей с внедрением общего стандартного заработка на время эпидемии.

Пандемия и новый мир

Шахтерская презентация в Мадриде 2012 год

В публикации «Эпидемия и социальные условия масс»[6] нас товарищески обругали за неимение объяснения тех мер[7], которые мы рекомендовали для преодоления кризиса. Спасибо создателям источника за миролюбивый тон – этого недостает левым[8]. Меры, представленные нами, не нуждаются в обосновании – они все были предприняты в продвинутых странах целиком либо отчасти. Даже мера по предоставлению мигрантам прав человека была осуществлена в Португалии[9]. Они все – явные. В этих границах нет ничего новаторского. В неком резоне они очевидны и буржуазны.

Порядок Путина не ведет этих явных мероприятий. Он работает обычными мерами полицейщины и лжи. Это происходит на фоне негативных расценок на отечественную нефть[10]. Если после внедрения наказаний за аннексию Крыма власти удалось оставить преданность олигархии непосредственной финансовой помощью[11], то отныне «верхи» возможно окажутся расколоты. В последнее время режиму было необходимо «жрать своих» – дело братьев Магомедовых[12] либо сенатора Арашукова[13] только элита обилия арестов и посадок. При этом тонкий и средний бизнес все уже жмется к право-либеральной оппозиции в лице Навального. Панзоотия быстро форсировала процесс банкротства «средних классов», что может привести к их путчу по образцу российских майданов обозримой весной. У малого и среднего бизнеса, в отличии от отечественного рабочего, есть сознательный энтузиазм, который можно представить в качестве списка условий. Если часть большого денежных средств сделает ставку на Навального, то его результат будет снабжен. Разумеется, при том требовании, что безумный полицейский порядок не ответит ельцинско-пиночетовскими расправами[14]. Мероприятия во Владикавказе признают как раз такой прогноз[15].

Кризисы, формирующие спрос на изменения, требуют вещественной подготовки и компетентности. Левая обструкция в РФ к изменениям готова. Она имеет армию приверженцев, социальную основу, квалифицированных политических деятелей и вид грядущего. Ничего этого нет у правых. Нет в мире, а в РФ к данному добавляется неимение постоянных и общественных организаций рабочего класса. И более того, у правых нет и зонах ответственности. Чем ответили на упадок марксисты? «Переходными требованиями»[15], которые не считаются переходными, так как могут быть сделаны правительством. Сама идея переходных условий была взята Троцким у Ленина, который в публикации «Грозящая трагедия и как с ней бороться» сообщал об справедливых границах, которые должны быть приняты для устранения крушения, а могут быть совершены лишь новой властью. Национализировать предприятия под рабочим наблюдением и формировать профсоюзы – вторая инициатива марксистов[17]. Неприятность в том, что созданного рабочего перемещения для рабочего наблюдения нет, нет даже общественно-политической левой силы, способной получить и сдержать власть по крайней мере в урюпинском муниципалитете. Нет и взлета экономики, чтобы формировать профсоюзы. Организация профсоюзов в условиях ликвидации млн рабочих мест и финансового регресса невероятна. Совместная разумность марксистов в настоящее время не выходит за рамки войны на рабочем месте[18]. Делается совершенно печально, когда марксисты кидаются добиваться выполнения указа главы о выплатах работодателями зарплаты на время карантина, а активно отказываются добиваться непосредственной экономической помощи от страны и стандартный доход, по крайней мере на время т.н. «самоизоляции». А запрос на узко-экономические способы войны завершается в процессе мирового локаута. В настоящее время надо общественно-политическое руководство.

Правые находятся по углам и разбирают книжки. Они не политизированы, а идеологизированы. Переживания «средних классов» и борьба за демократию для правых – это борьба «жабы с гадюкой». У нового мира нет ни вида грядущего, ни современной понятной платформы, а «углубляющийся упадок капитализма» ни на секунду не ослабил леваческого изменения курса на войну против «мифов об СССР», которая на самом деле всегда есть оборона сталинизма. Другие растерянно говорят о «приближении апокалипсиса», который предсказывают в любой выходной газете «революционного пролетариата». У марксистов вообще принято писать лишь о «росте сознательности», «нарастании борьбы» и «усилении позиций». Нескончаемое предсказание семнадцатого года утомляет, не откладывает потребности иметь вещественную основу для снабжения собственных слов. Последнее каждый год как будто является лишь хуже. В этот период левые перехватывают социальную повестку, предлагая собственную платформу, на 1-м месте в которой стоит прямая экономическая помощь населения[19].

Как это ни невероятно, а правые за пределами политики. Правые играют в любом случае как бойцы за знаменательную истину и в этом смысле считаются фантомом собственного прошлого. В вопросах своевременной политики они непременно разбегаются по таборам собственных врагов: кто к либералам, кто к консерваторам. «Левый блок» защищает мысль стандартного заработка и свежий взгляд на современную экономику[20], что сводит его повестку с принципами других правых, а из созданных больших социалистических групп остается тут в одиночестве. Даже вопрос расположения мигрантов остался почти без интереса правых, помимо одной инициативы[21] по-существу не общественно-политической, а филантропической.

В Соединенных Штатах демократический социалист Сандерс поддерживал агента богачей Байдена[22]. Если США и левеют[23], то в штатах в точности нет конкретной созданной силы, способной получить власть и отстоять социалистическую платформу от реакции. Смогут ли на это азиатские правые? Опыт Сиризы и Падемос демонстрирует: пока не готовы. В Европе есть крепкие и конструктивные компании рабочего класса. Это делает Европу перспективнее для социализма, а управляющий класс Европы показывает поразительную эластичность, применяя финансы от ограбления 3-го мира для неполного хабара европейцев.

Некоторым стилем панзоотия заменит мир. У правых до сегодняшнего дня властвует представление о будущем, как о неминуемой победе социализма. «Социализм либо варварство!», – объявляют леваки, осознавая под заключительным как раз капиталистическое варварство. Нет, к примеру мы, противоречия капитализма могут быть допустимы совершенно не социалистическими событиями. Мечта и антиутопия входят в нашу эру на равных правах.

Констатирую. Текущий упадок не обозначает автоматического провала капитализма. Вероятно и возможно, упадок в РФ припишет путинский порядок. А на замену ему готова придти лишь левая обструкция (Навальный и Ко). Правые не политизированы, они идеологизированы: заняты реконструкторством ступеней формирования большевизма, восточных правых и войной за прошлое. Разрешение противоречий капитализма вероятно не только лишь теми способами, которые подразумевали классики марксизма. Это пора осознать прийти в политику со свежей доктриной и платформой действий.

Источник информации — kadara.ru

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *